Знак трамвайной остановки

Друзья мои, что означает этот знак ? Трамвайный по ходу, так как расположен посередине дороги

Знак трамвайной остановки

Учел предыдущие замечания, подписи теперь над картинками.

Если есть еще пожелания, идеи и т.д., то обязательно пишите, буду рад.

Поехали!

Один из первых наладонников. Стилус на месте, защитного экрана и кредла, к сожалению, нет. Внешнее состояние для устройства, которому 18 лет – идеальное.

Показать полностью 15

В Санкт-Петербурге, как, впрочем, и во многих других крупных городах, есть улицы с одинаковыми названиями. Причина этого явления достаточно проста: по мере расширения города, к нему присоединяются земли поселков и других населенных пунктов, уже имеющие сформировавшиеся названия дорог.

Для различия улиц приходится добавлять исторические названия территорий или муниципальные районы, например: Прогонная улица (территория Мурзинка) и Прогонная улица (Фрунзенский район), улица Пугачёва (Приморский район) и улица Пугачёва (Красногвардейский район).

Если брать не привычную городскую черту, а вообще весь субъект Санкт-Петербург, включая города Пушкин, Зеленогорск, Сестрорецк и всё прочее, то можно насчитать:

12 Железнодорожных улиц,

11 Садовых,

10 Парковых,

9 Вокзальных,

по 7 Полевых, Центральных и Школьных улиц,

по 6 Пушкинских, Береговых, Новых и Колхозных улиц,

по 5 Набережных, Спортивных, Александровских, Сосновых, Гражданских и Госпитальных улиц,

а также огромное количество одноименных улиц, которые повторяются дважды, трижды и четырежды.

Но есть особенный и действительно интересный случай, о котором пойдет речь в этой статье.

На одной из Заречных улиц Санкт-Петербурга нумерация домов начинается два раза. Почему? Читайте ниже.

Показать полностью 31

Очередная находка с местной барахолки.

Издалека напоминает культовую игру “Лабиринт” тех времен.

Показать полностью 11 [моё] СССР Находка Интересное Олимпиада-80 Санкт-Петербург Длиннопост

Некоторые граждане и сегодня считают Стингрей засланцем ЦРУ. Приехала, значит, к советским неформалам, чтобы развалить страну. А то бы без неё ничего не получилось.

Недавно Джоанна представила книгу о своих поездках в СССР, – написано интересно, многие факты и истории озвучены впервые, и как оказалось, в книгу всё не влезло – должно быть продолжение.

Рассказ-интервью ниже – не из книги.

Что меня больше всего удивило, когда я попала в Ленинградский рок-клуб в СССР, так это чувство какой-то нереальности происходящего. О таком я слышала только в США, – от тех, кто жил в 60-ые в Нью-Йорке.

Когда они говорили о 60-ых и о том, что тогда происходило, у них были эти горящие глаза, это было особенное время, которое уже никогда не повторится. Вот то же самое я почувствовала в Ленинграде с музыкантами, которые были и художниками, и поэтами, – они работали во всех творческих направлениях.

Это была какая-то невероятная энергетика. Как только попадаешь туда, ты уже не хочешь уходить. Все, кто попадал, хотели остаться.

И для меня это стало просто невероятным местом. Сначала я совсем не говорила по-русски, – и получалось, что я не понимаю ни текстов, ни слов. Но потому, как они это исполняли, я чувствовала, что каким-то образом понимаю смысл каждого слова. Это было нечто особенное.

Я с первой секунды была очарована и Борисом Гребенщиковым, и Виктором Цоем, и всеми остальными. Мне просто хотелось стать частью этого. И я провела там три или четыре года… В первый раз я была там в 84-ом, и после я старалась вернуться как можно быстрее в СССР.

А тогда это было очень сложно сделать, но как только появлялись деньги, я тут же тратила их на то, чтобы вернуться. Я проводила в СССР хотя бы неделю каждые три месяца. Но оно того стоило, чтобы стать частью этого волшебства.

И ничего подобного больше в России не было, – это было особенное время.

Я не думаю, что была большая разница между ленинградским роком и роком в какой-нибудь другой части света. Именно эта одинаковость, схожесть меня и удивляла больше всего.

Пусть они пели на русском, но главное, что я поняла рокеры – есть рокеры в любом месте: всегда классный образ, – и не важно, где они брали эту одежду.

Сильная энергетика, и музыка, которая пробирает, даже если ты не понимаешь ни слова.

Для меня есть четыре группы, которые всегда на первом месте: «Кино» – самая мелодичная, так, что даже если ты не знаешь русского, то это та группа, которая тебя захватит… То есть ты как бы поешь, даже если не понимаешь что именно. Потому что тебя захватывает.

Я думаю, что ленинградские рокеры были ровно такими же, как и везде. В любой части мира, где есть рок- и поп-музыка, всегда есть рокеры, которых люди воспринимают, как истинных художников. Они какие-то настоящие, – не стремятся к славе, а просто выражают себя.

И всегда есть другой вид музыкантов, – те, кто стремится стать популярным и работает на то, чтобы просто прославится. Такое есть в любой стране, в которой есть поп-музыка – и так же было в СССР. Но те люди, с которыми повезло познакомиться мне, были именно настоящими творцами.

И это чувствовалось, – я хотела быть частью этого.

Виктор Цой – он был настоящим, – он писал не для славы, это просто выливалось из него. О нем никто не знал много лет, он не зарабатывал своей музыкой никаких денег в те дни, но он все равно писал и играл. Он просто не мог не делать этого.

Я думаю, что я провела так много времени в СССР в тот период, потому что это были американские 60-ые. Очень похожая атмосфера. Я не жила в тех 60-ых. Но все вокруг меня рассказывали об этом времени, так, как о чем-то прекрасном и неповторимом.

Волшебном. Я почувствовала такое волшебство в Ленинграде. Это было лучшее время для творчества, я так считаю. И если тебе раз посчастливилось попасть в сказку, то ты захочешь остаться в ней навсегда.

Просто потрясающее чувство находиться рядом с такими людьми.

«Тусовка» – означает большую часть времени – безделье. А именно этим мы и занимались. Ты просыпаешься с утра без какого-либо плана. Спрашиваешь остальных: Чем займемся? Ни у кого нет никаких телефонов. Хорошо. Ой, пойдемте к Алексу. Мы все идем к нему, стучимся в двери, а он еще спит. Мы все вваливаемся к нему в дом и будим его.

Кто-то находит на кухне какую-то еду и делает завтрак буквально из ничего. Кто-то достает инструменты, снимает акустические гитары, которые висят на стене. Кто-то поет и играет, кто-то идет за выпивкой. И уже через пару часов это настоящая толпа из 15-20 человек, которые сидят вокруг – и это уже такой квартирник. Концерт для своих.

Особая атмосфера.

Это был такой образ жизни, который захватывает. И мне действительно повезло, что я была там. И еще я думаю, что мне очень повезло, потому что тогда все девушки хотели быть с ними, а я была такая веселая, общительная, зажигалка.

И каждый вечер, когда их куда-то зазывали, они брали меня с собой. И это было все равно, что пойти на тусовку с Бобом Диланом или Миком Джаггером. Восемь самых крутых рокеров берут тебя с собой за свой столик.

Я думаю, для меня это был джекпот.

Если сравнивать русский рок того периода, который я застала, а это с 1984 по 1996 годы, если сравнивать его с западным роком, то основная разница – это уровень обработки. Те рокеры, с которыми я была в Ленинграде, их тогда можно было назвать условно «официальными» музыкантами. У них не было доступа ни к хорошим студиям, ни к хорошей аппаратуре.

Поэтому качество записей и звучание, конечно, сильно уступало тому, к которому мы привыкли в Штатах. То есть у них не было даже базовых условий для создания хорошего качества звука. У них был такой минимум, что даже странно, как они вообще могли записывать музыку.

Но если отбросить качество записей, и смысл текстов, тот что связан именно с этой страной, то сама музыка для меня она была ровно такой же. Русский рок – он невероятный.

В первый раз я встретила Цоя на большом рок-концерте в Ленинграде. Я сидела в зрительном зале, и Борис (Гребенщиков) мне сказал: только молчи и не говори на английском, иностранцам сюда нельзя. Просто сиди и слушай музыку.

И я жутко нервничала, прослушала несколько групп, а потом вышла эта группа: высокий темноволосый парень и с ним еще трое, в таких классных куртках, – это было «Кино». Первое, что бросилось в глаза, – они были такие необычные, и он стоял в самом центре, такой темный, высокий.

Он начал петь, и опять же тогда я русского не знала, но я вдруг начала пританцовывать и даже подпевать, так цепляли его песни.

Было видно, насколько его ждали зрители, множество фанатов, они были действительно одной из главных групп. Они были потрясающими. А позже, на вечеринке, на которую меня привел Борис, я увидела его (Цоя) и попыталась заговорить с ним и Юрой Каспаряном, его гитаристом, который потом стал моим мужем. Они не говорили по-английски, – Виктор немного говорил.

Но они были такими приятными и простыми, без звездных заморочек, а мне было сложно осознать, что этот парень просто сидит сейчас рядом и пытается пообщаться со мной. Он был таким простым, забавным, легким. Было сложно поверить, что это парень и тот вокалист, которого я видела только что на сцене – это один и тот же человек.

Поэтому для меня Виктор на сцене и Виктор в жизни – это были два совершенно разных человека.

Я думаю, став знаменитым, Виктор, кстати, в нем это выражалось гораздо меньше, чем в ком-либо другом, я думаю, он сам не до конца верил, что стал так популярен. Я думаю, Виктор сам никогда не считал себя ни гением, ни звездой. Это люди его таким видели, они буквально жили его песнями. Но не он сам.

Он сам видел себя простым парнем, который просто живет своей жизнью, смеется и беспрестанно шутит. Он был жутким шутником. И в этом его популярность его ничуть не изменила. Для меня он всегда был тем Виктором, с которым я познакомилась, до того, как он стал по-настоящему звездой.

Играл он в рок клубе или собирал стадионы, он оставался собой.

Когда мы собирались вместе нашей компанией, мы смеялись и шутили. Они никогда не воспринимали жизнь слишком серьезно. Что было интересно в моих отношениях с Виктором, а он стал одним из моих ближайших друзей, мы любили вместе помечтать о том, что хотим сделать в этой жизни.

И я очень редко встречала русских, которые бы строили планы, большинство живет одним днем. Если им дать пять тысяч долларов, они их не сохранят, а потратят в тот же день, дашь два миллиона долларов – спустят два за день. Они все не были людьми, задумывающимися о будущем.

В отличие от американцев, которые все время строят планы.

А Виктор был единственным, кто так же как и я, любил строить планы: может однажды мы поедем в Диснейлэнд, а может в Японию. И мы так часто садились и мечтали о том, что бы нам хотелось сделать в этой жизни.

И это было по-настоящему классно, и, кстати, многое из этого действительно произошло: он был в Токио и в Лос–Анджелесе, и мы сходили в Диснейлэнд, – в общем, многие вещи из нашего с ним списка мы сделали.

Показать полностью

Недавно посещал музей “Крейсер Аврора” в Санкт-Петербурге. На нижней палубе установили устройство, отображающее интерактивную 3D информацию об истории, оснащении и команде корабля в годы его эксплуатации.

Задумка программистов меня очень впечатлила, а интерфейс напомнил о сегодняшнем хайпе с фотографированием служебных машин и их оснащением Tetrischallenge.

Поэтому я и решил поделиться этим с вами в посте (думаю, кому-нибудь он будет интересен), прошу прощения за качество, так как я фотографировал монитор, заодно и размещу фото с палубы корабля в конце поста)Рекомендую посетить этот музей всем местным жителям и гостям Петербурга!

1. Начнем с начала. Историческая справка (не знаю, удобно ли будет читать).

2. Внешний вид крейсера в 1904 и 1940 году. Корабль можно вращать на 360 градусов, и менять масштаб.
Показать полностью 24 [моё] Санкт-Петербург Крейсер Аврора Музей Интересное Корабль Длиннопост Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам:

Источник: https://pikabu.ru/story/druzya_moi_chto_oznachaet_yetot_znak__tramvaynyiy_po_khodu_tak_kak_raspolozhen_poseredine_dorogi__5130089

«Трамвайная остановка, на которой возникает когнитивный диссонанс». За что оштрафовали водителя Lada

Знак трамвайной остановки

В центре внимания сегодняшнего выпуска «Разборов…» оказалась трамвайная остановка, а точнее две.

Вроде бы ничего особенного — установлены знаки, нанесена разметка, но многие водители с ходу не понимают, нужно ли притормаживать, например, если к островку подъезжает трамвай.

Водитель Lada до последнего момента был уверен, что нет. Однако его остановили сотрудники ГАИ и привлекли к ответственности. Разбираемся в неоднозначном случае.

Водитель: «Меня предупреждали о ГАИ, но я ехал спокойно, думая, что ничего не нарушаю…»

Остановки, о которых пойдет речь, расположены между ст. м. «Тракторный завод» и универмагом «Беларусь». Рядом — стадион «Трактор» и парк 50-летия Октября. Место не очень оживленное, однако именно здесь можно увидеть сотрудников ГАИ, которые пристально наблюдают за трамвайной остановкой. В этом мы сами убедились во время «Разборов…».

— В конце апреля ехал по улице Долгобродской (со стороны Серебрянки в направлении центра города), — рассказывает Владимир, водитель Lada Vesta. — Встречные водители моргнули дальним светом фар, предупреждая, что впереди автомобиль ГАИ. Я ехал спокойно, как мне казалось, ничего не нарушал, поэтому особо не беспокоился.

По его словам, он обратил внимание на трамвай, который двигался в попутном направлении, но не придал этому значения:

— Он поравнялся со мной, «аварийка» у него была включена. Из трамвая вроде бы никто не выходил. Я спокойно проехал дальше, притормозив перед «спящим полицейским». Затем услышал требование об остановке из автомобиля ГАИ, который проследовал за мной.

Водителю объяснили, что, не остановившись перед трамвайной остановкой, он нарушил требование ПДД, точнее — п. 120. Инспекторы напомнили: перед островком установлен знак «Остановочный пункт трамвая», и это не просто информация к размышлению, а посыл к прямому действию, то есть к остановке.

П. 120 ПДД: «Водитель должен остановиться, уступив дорогу пешеходам, идущим к стоящему на остановочном пункте маршрутному транспортному средству либо от него (со стороны дверей), если посадка (высадка) пассажиров производится с проезжей части дороги или с посадочной площадки, расположенной на ней. Начинать движение разрешается только после закрытия дверей маршрутного транспортного средства и выключения на нем аварийной световой сигнализации (светового указателя правого поворота)».

Владимир вину признал, штраф в 1 б. в. (сейчас — 25,5 рубля) оплатил. Но по-прежнему недоумевает: «На этой остановке есть островок, „спящий полицейский“, пешеходный переход… Я был полностью уверен, что люди направляются к тротуару через „зебру“, а не напрямую по проезжей части. Если бы пешеходы ожидали на тротуаре, то вопросов нет: я бы остановился у разметки, пропустил…»

Как объясняет водитель Lada, у него, как и многих других минских автомобилистов, сложился следующий образ: если остановочный пункт трамвая имеет ряд конструктивных элементов (а не как раньше только разметку), то останавливаться необязательно. Ведь пассажиров направляют к переходу, чтобы они пересекали дорогу безопасно и в одном регламентированном месте.

Это, конечно, заблуждение, но оно имеется у многих автовладельцев.

— На улице Якуба Коласа, через которую тоже проложена трамвайная линия, ситуация аналогичная, с одним но: там установлено ограждение, хотя знак «Остановочный пункт трамвая» тоже имеется (правда, установлен на островке). Там останавливаться тоже нужно? — задает резонный вопрос Владимир.

Изучаем ПДД. Останавливаться надо, даже если есть ограждение?

Пытаемся разобраться в том, что говорят ПДД. В п. 120 пешеходам косвенно разрешают направляться через проезжую часть к трамваю, находящемуся на остановке. Хотя сам пункт сформулирован как запрет для водителей. Такая вот казуистика…

В то же время есть п. 23, который позволяет садиться в транспорт с тротуара или обочины, правда, при отсутствии посадочной площадки. А в данном случае она есть.

П. 23.1 ПДД: «Пассажир обязан осуществлять посадку (высадку) только после полной остановки транспортного средства с посадочной площадки, а в случае ее отсутствия — с тротуара или обочины»

Еще интересный момент касается статуса человека, садящегося в трамвай или выходящего из него. В какой момент он становится пешеходом/пассажиром? Тоже хороший вопрос…

Юрий Краснов замечает, что водителю Lada запросто могли вменить п. 121 ПДД, по которому в зоне остановки запрещено опережать трамвай с включенной «аварийкой».
П. 121 ПДД: «Запрещается опережать движущийся трамвай, у которого включена аварийная световая сигнализация (световой указатель правого поворота), в зоне остановочного пункта трамвая, обозначенной дорожным знаком „Остановочный пункт трамвая“ и (или) горизонтальной дорожной разметкой 1.17.2».

Вывод такой: вне зависимости от того, установлено или нет ограждение, водителям попутных автомобилей нужно останавливаться, если у трамвая, подъезжающего к остановке, включена «аварийка». Хотя это, конечно, звучит в контексте некоторых ситуаций (как на улице Якуба Коласа) порой абсурдно.

Возникает ощущение, что ПДД не успевают за дорожной инфраструктурой, которая в Беларуси хоть и развивается, но крайне медленно. Вот в какие пункты нужно вносить изменения!

ГАИ: водители претензий к организации дорожного движения не высказывают

По нашим наблюдениям, каждый второй водитель при подъезде к остановке трамвая с включенной «аварийкой» притормаживает. Остальные проезжают без остановки.

Пассажиры трамваев на этих остановках выходят редко. Вокруг парк и особых точек притяжения нет. Те, кто все же выходят, направляются к пешеходному переходу или к широкому «спящему полицейскому», на котором нанесена разметка, как на «зебре».

Примечательный нюанс, на который обращает внимание Юрий Краснов: «С одной стороны зона остановочного пункта „упирается“ в газон, то есть пассажиры трамвая туда вряд ли направятся, а скорее пойдут к переходу. С другой — размещен высоковатый бордюр, который может служить преградой для пешеходов. В таком случае не проще ли было бы конструктивным способом направлять людей туда, куда они и так идут?»

Когда мы присутствовали на месте «Разборов…», стали свидетелями характерной картины. Недалеко от остановки заняли позицию сотрудники ГАИ. Инспекторы прождали недолго: буквально через несколько секунд заметили водителя BMW, который не остановился, несмотря на моргающий «аварийкой» трамвай.

Включились спецсигналы, и через несколько минут водитель автомобиля давал пояснения. Владимир вздыхает: «Прямо как в моем случае…»

— Пообщался с инспекторами, — говорит Юрий Краснов, который оперативно проследовал за служебной машиной ГАИ. — Они сообщили, что останавливали тут немало водителей. Объяснения стандартные: задумался, торопился. Удивительно, что претензий к организации дорожного движения никто еще не высказывал.

По мнению ведущего «Разборов…», говорить о нарушениях со стороны сотрудников ГАИ нельзя. Они действуют формально, но в рамках полномочий. Другое дело, что у многих водителей, учитывая контекст, возникает когнитивный диссонанс.

«Они видят „спящий полицейский“, пешеходный переход и распознают это как уже типовое решение, при котором не требуется останавливаться»

Сомнения недопустимы. Они влекут аварийные ситуации

То, что пешеходы — пассажиры трамвая появляются в этом месте редко, является лишь дополнительным фактором риска. Когда водители не готовы к появлению человека, его выход на проезжую часть становится неожиданностью. Как поведут себя автомобилисты? Да, есть «спящий полицейский», вынуждающий притормозить, но если кто-то решит выйти раньше?

— Пожалуй, это единственное место в Минске с трамвайными остановками, на которых водители теряются, — считает Юрий Краснов. — Честно сказать, я не могу дать однозначный ответ, обязан пешеход идти к переходу или может выходить на проезжую часть.

Как бы то ни было, путаница и сомнения недопустимы на дороге. Вкупе они влекут предпосылки к аварийным ситуациям. После сегодняшней статьи многие наверняка будут осторожны и остановятся. Но ведь по улицам ездят те, кто не увидит публикацию…

Ведущий «Разборов…» вспоминает, что похожая проблема была возле площади Змитрока Бядули. Но там установили ограждение, и ситуация сразу нормализовалась. Напрашивается такое же решение и здесь, тем более что сейчас в городе активно устанавливают ограждения посередине проезжей части. Почему же на улице Долгобродской забыли?

— Судя по словам Владимира, он опасности для окружающих не представлял, хотя формально ПДД нарушил, — подытоживает выпуск Юрий Краснов.

— Водители в любом случае снижают скорость, поскольку тут расположены искусственные неровности. Очевидно, требуется изменение обстановки, которая вводит в заблуждение.

Чтобы у автомобилистов не возникало сомнений: нужно или нет уступать дорогу пассажирам трамвая.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2019/05/19/razbor-128

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.